Татьяна Мартынова

У каждого человека в жизни бывает много учителей. Это те, кто обучал нас складывать первые слоги по Букварю и решать арифметические задачки (“У Ани есть два яблока, у Димы – одно…”) и те, кто знакомил с азами той или иной профессии, и те, кто давал уроки Жизни.

Но, к сожалению, не всем посчастливилось встретиться с таким педагогом, о котором хотелось бы вспомнить через много-много лет, привести в пример, рассказать детям и внукам.

“Once a teacher – always a teacher” – “Однажды учитель – всегда учитель”. Эта старая английская пословица как нельзя лучше может послужить эпиграфом к рассказу о талантливом педагоге, Мастере с большой буквы, Татьяне Мартыновой.

Вопрос о выборе профессии перед Таней никогда не стоял. Она всегда знала, что будет преподавать. Что преподавать, где и кому – тогда, в детстве, не имело значения.

Перед глазами была жизнь родителей: папа – преподаватель английского языка, мама – французского. Сколько себя помнит, в доме всегда крутились ученики и студенты, обсуждались преимущества и недостатки той или иной методики.

Год за годом, изо дня в день приходить на урок, отдавать свои знания и получать от этого ни с чем не сравнимое удовольствие – да только ради этого и стоит жить!

Но случилось так, что после окончания педагогического института Татьяна решила испытать судьбу и поработать переводчиком в довольно солидной фирме. Много ездила, много повидала, но всегда чувствовала – не ее это призвание, не ее место. Она должна Учить и она будет Учить! Методика обучения иностранным языкам, разработанная болгарским психотерапевтом Лозановым, стала для Татьяны Мартыновой настоящим откровением.

Так, шаг за шагом, еще в Москве, и родилась идея создания школы, известной сегодня в Торонто как “JULIA CENTRE”

Корр.: Таня, а почему – “Джулия”?

Т. М.: Джулия –это мое рабочее имя.

Кстати, каждый ученик в классе тоже получает псевдоним. Это очень помогает войти в игровую среду урока, окунуться в атмосферу житейских диалогов и обыгрываемых жизненных ситуаций.

Корр.: Насколько я понимаю, весь процесс обучения строится на приемах непроизвольного запоминания целых речевых кусков, расчитанных на ту или иную ситуацию?

Т. М.: Разговорный язык – это, в первую очередь, язык “блоков” (“предложений”). Весь мир до такой степени погружен и бизнес, все так экономят время, что, не задумываясь, в беседе просто обмениваются речевыми “блоками”.

Когда канадцы говорят: “Мы – братья по крови, мы понимает друг друга с полуслова”, имеется в виду, что они понимают друг друга с “полублока”. Вот и мои студенты должны обзавестись как можно большим количеством таких “блоков”, чтобы чувствовать себя, как рыба в воде, в любой ситуации, в любой компании. Причем, это не отдельные, сознательно заученные слова, это фразы-клише, которыми они должны “выстрелить” в подходящий момент автоматически, на подсознательном уровне.

Корр.: С какой базой знаний приходят в “Julia Centre” ученики?

Подбираете ли Вы группы по уровням английского языка и, если нет, не чувствуют ли себя “ущербно” те, кто языком практически не владеет, рядом с другими, более-менее говорящими?

Т. М.: На первое занятие собираются люди самых разных уровней разговорной речи и понимания. Хотя проблемы как таковой не существует, потому что уже после одной-двух встреч студенты, которые быстрее схватывают материал, помогают остальным. Но и для них в этом кроется большая польза: ведь когда говоришь для кого-то, невольно отрабатываешь и кристаллизуешь собственное произношение.

Корр.: И все-таки, неужели можно научиться разговаривать на иностранном языке за ОДИН месяц?

Т. М.: Можно. Это зависит от того, как педагог работает, по какой системе, насколько он хочет своих учеников научить. За этот месяц человек начинает слышать и говорить, потому что использует те же самые “блоки” (“предложения”), что и вся Канада.

У одной моей студентки после успешного интервью работодатель спросил: “Вы родились в Канаде?” Она ответила, что приехала три месяца назад. Канадец удивился и сказал: “Вы говорите на нашем языке!”.

Корр.: Но у всех нас разные способности. Что одному дается за несколько уроков, другому недоступно и за годы, разве не так?

Т. М.: Здесь дело не в способностях, а в трудолюбии и мотивации.

Насколько тебе нужен язык? Для чего? В каком объеме?

У меня были студенты, которые начинали с нуля, и всего лишь за месяц интенсивной, трудоемкой работы добивались потрясающих успехов!

Но если человек чувствует, что еще не готов “выйти в мир”, он может повторить курс уже бесплатно.

Рассказывать, КАК работает Джулия-Татьяна – неблагодарный труд. Это нужно видеть!

Своей энергией, артистизмом она задает тон каждому уроку. И что удивительно, тот темп, который возникает вначале, не ослабевает до самой последней его минуты. То, что происходит в классе и уроком-то не назовешь.

Каждая встреча – особенный, всегда другой, спектакль со своей завязкой, кульминайией и финалом.

“Посмотрите, как они проговаривают диалоги!” – гордо комментирует Учитель успехи своих учеников. –”А ведь это только пятое занятие!”

И так каждый день, группа – утром, группа – вечером. А что же свободное время?

К сожалению, для разговора на эту тему у моей собеседницы времени уже не осталось. Хотя я знаю, что и досуг она посвящает любимому делу.

Из-под пера Татьяны Мартыновой вышло уже несколько учебников, масса методических пособий, созданы аудио- и видеоматериалы.

На Танином рабочем столе в “Julia Centre” всегди стоят цветы, три-пять букетов, иногда больше. Стены от пола до потолка увешаны фотографиями “выпускных балов”, поздравительными открытками и благодарностями в стихах и прозе.

Одно из писем мне особенно понравилось:

Спасибо, милая Татьяна,

Что обучили языку,

Что только ныне без изъяна

Я с вами говорить могу.

…Как нам расстаться, я не знаю,

Я нужных слов не нахожу.

И просто счастья вам желаю,

Сердечно вас благодарю…

 

Лариса Вельговольская

ВНИМАНИЕ!

Очередные группы разговорного английского языка

начинают работу 9 июня 2016 г

(утренняя и вечерняя)

(416) 665-3266

1-ый день занятий – бесплатный