Путешествие в прошлое для исцеления настоящего

Для меня понимание того, какую роль играют для нас прошлые жизни, началось в начале моего увлечения гипнотерапией, когда я постоянно ездил в Америку, принимая участие в курсах Милтона Эриксона, Беаты Дженкс, Генри Манкина и других американских столпов гипнотерапии. В Торонто на углу улиц Сент Клер и Спадайны у меня был уютный офис, в котором я применял свой недавно приобретенный опыт, которым так щедро поделились со мной необыкновенные люди из Соединенных Штатов Америки.

Мне доставляло огромное удовольствие излечивать людей от депрессий, вредных привычек и других психологических проблем. Однако, по мере того как шли годы моей работы, накапливалось все больше и больше людей, которым я не мог помочь.

Например, молодой человек, который до паники боялся воды и никуда не ездил на каникулы, или женщина, которая категорически не хотела летать на самолете, эмигрант из Польши, у которого были невероятные боли в спине, их вылечить я не смог, несмотря на долгий период терапии.

Когда я сказал об этом одному из моих учителей на очередных курсах, он принялся подробно спрашивать меня о молодом человеке, который боялся воды, и я, просматривая свои записи, заверил его, что у этого молодого человека никогда не было травматического инцидента с водой. Мой учитель Генри, старейший психиатр США, посмотрел на меня с улыбкой. Зная мои строгие научные взгляды и ожидая от меня определенной реакции, он сказал: «Если у него не случилось инцидента с водой в этой жизни, то, может быть, такой инцидент произошел в прошлой жизни?» Увидев, насколько я удивился, он рассмеялся и дал мне список литературы на тему прошлых жизней.

Когда я вернулся в Торонто, мне было неудобно звонить моему пациенту и попытаться опять вылечить его, однако я себя заставил, так как не мог поверить в прошлые жизни и хотел себе доказать, что доктор Генри Манкин просто шутил. Ричард охотно согласился испытать лечение, о котором я ему рассказал.

Вначале нам было трудно перейти в прошлую жизнь, однако через несколько попыток он неожиданно увидел себя мальчиком, который работал на рыболовецком корабле в 18 веке, сортируя рыбу. Это было приятное воспоминание, матросы к нему хорошо относились, он был всеобщим любимцем. Он видел себя в белых одеждах, приятный ветер Средиземного моря развевал его волосы, и ему было хорошо. Однажды ночью корабль попал в шторм, он вспоминал огромные волны величиной с дом, затем ужасный удар; скорее всего, корабль попал на рифы, уже было утро и на горизонте поднималось солнце.

Следующее, что он помнил, это себя барахтающимся в воде, полным ужаса, пытаясь выплыть. Он изнемог и пошел ко дну. Последние минуты жизни перед тем, как он захлебнулся, он видел солнце, которое светило через толщу воды. Потом все исчезло. Ричард возвращался на гипнотерапию еще два или три раза, постоянно вспоминая этот момент, а именно солнце, светящее через толщу воды. Затем он сказал мне, что у него больше нет боязни воды, он понял, что этот страх пришел из прошлой жизни, а к этой жизни никакого отношения не имеет. После этого Ричард много раз летал на Кубу, Ямайку и в другие популярные места для купания и отдыха. Он осознавал, что когда-то боялся воды, но теперь этот страх прошел. После этого я позвонил доктору Генри Манкину, извинился за мой скептицизм и поблагодарил его за тот ценный совет, который он дал мне для развития практики.

Для того чтоб знать, кто мы, мы должны знать, кем мы были раньше. Оба предмета, психология и психиатрия, несут в себе «псих» (ψυχή греческое определение), что означает душа.

Если вы возьмете в руки учебник по оториноларингологии, то через всю книгу вам будет встречаться то ухо, то горло, то нос. Однако в учебнике по психологии или психиатрии, которые посвящены психиатрическим расстройствам, душа упоминается намного реже, чем в религиозных книгах.

Это происходит потому, что познать душу, как говорил Зигмунд Фрейд, можно только через чувства. А чувства нельзя изучать научно.

Десятки лет опыта показали мне – для того чтоб открыть двери в душу, нужно изучить прошлые жизни человека, а это считается во всех психологических дисциплинах мистикой. Это не может быть доказано наукой, потому что прошлые жизни – это не материалистическая реальность, а то, что не является материалистической реальностью, не подлежит законам науки. И вместе с тем, когда я лечил одного или другого человека, я сталкивался с реальностью, при которой я должен был перейти барьер научного. Например, если человек боялся огня или воды, я тщетно искал в его жизни события, которые могли быть связаны с водой или огнем и пугали его. Так было много лет, пока я не перешел барьер в прошлые жизни. Там я находил причину проблемы, после чего человек выздоравливал.

Все, что я мог сделать, для того чтоб оставаться верным правильной позиции врача, это сказать пациенту: «Я не могу вас вылечить медицинским путем, но существует не совсем доказанный метод который я употребляю уже более сорока лет, который иногда помогает, а иногда – нет».

Медицинская страховка не покрывает регрессии в прошлые жизни.

В отличие от медицинской практики, которая основана на материальной реальности, моя практика прошлых жизней основана на сорокалетнем опыте эмпирической реальности.

В бытность совсем молодым врачом я увлекался Карлом Юнгом, который очень высоко ставил способность воображать. Проводя психотерапию и гипноз, я понял, что воображение и память моих пациентов иногда давали мне намного больше знаний об их состоянии, чем фактическая реальность. Я так же понял через универсальное подсознание Карла Юнга, насколько был прав Федерико Феллини, который говорил: «Начала и конца нет, только одна реальность, и это жизнь».

Мы собираем историю болезни пациента, тщательно фиксируя все, что произошло в его жизни. Мы пытаемся найти причину тех жалоб и состояний, которые его сейчас мучают и от которых он хочет избавиться. Однако часто оказывается – то, что с ним произошло, не может быть причиной его страданий, тогда мы начинаем подозревать, что он страдает не только из-за своих проблем, но из-за проблем всего человечества, так как на каждом человеке есть «печать всего человечества», как сказал французский философ Мишель де Монтень. Мы все знаем, что наука о материальном мире называется физика. Изучая ее, мы штудируем законы, выведенные такими учеными, как Исаак Ньютон, Альберт Эйнштейн и многих других. Однако Аристотель, великий греческий философ, создавая книгу «Метафизика», совершенно определенно употреблял греческое слово «мета», что практически означает вне или более того.

Таким образом, когда мы говорим о прошлых жизнях, мы понимаем, что мы говорим не о физической реальности, а о более тонкой материи, которая находится за пределами физической реальности.

Аристотель, будучи великим ученым-материалистом, подтверждает то, что сказал его великий учитель Платон – существует другой уровень, кроме физического, который, в силу недостаточной способности нашего мозга, мы еще не можем изучить. Этот уровень выше и тоньше физического. Пока все, что мы можем, это направить нашу жажду познания внутрь себя, где через медитацию мы можем узнать у нашей души секреты Вселенной. Многим кажется, что нелегко, медитируя, познавать глубину Вселенной. Это не происходит спонтанно. Для этого нужно учиться работать с образами, с нашим воображением. Развивать возможности воображать глубоко и ярко могут все. Воображать – это не значит обязательно видеть. Некоторые воображают звуки, некоторые чувствуют образы, как незримое присутствие кого-то, некоторые чувствуют запахи или видят цвета в виде эманаций или лучей. Театральные режиссеры иногда видят весь спектакль в своем воображении. Порой они чувствуют движение актеров без того, чтобы видеть спектакль. Для того чтобы воспользоваться багажом прошлых жизней, нужно тренировать свою память и упражняться в образном мышлении.

Как я уже говорил, для того чтобы знать, кто мы, мы должны знать, кем мы были раньше. Карл Юнг ввел в психиатрию понятие комплексов. Многие говорят о себе, что они имеют комплексы, на самом деле, как я понял с годами моей практики, «комплексы имеют нас, а не мы имеем комплексы» и часто мы не понимаем, что комплексы приходят к нам не из нашей жизни, но из прошлых жизней, как мы видели это в ситуации с Ричардом, который боялся воды. Это не комплексы, которые сформировались в детстве, как писал Фрейд, и которые жили с детства в нашем подсознании, это комплексы, которые находятся в глубокой памяти нашей души, поэтому, как говорил об этом д-р Роджер Вулджер, «это не преувеличение сказать, что кармические раны из далекого прошлого являются нашими комплексами в настоящем».

Несомненно, наша душа несет в себе огромную информацию памяти, которую мы просто не чувствуем, однако, те моменты, которые нас особенно травмируют в прошлом, могут создать комплексы в настоящем. Например, иррациональные страхи в этой жизни человека, который живет спокойной жизнью в каком- либо маленьком городе и не испытал никаких проблем, жалобы на боязнь задохнуться или боязнь огня, или страх, когдя он/она видит нож, часто кажутся необъяснимыми для психолога или психиатра. Однако причина открывается в прошлых жизнях: в смерти от огня, или от ножа, или от повешения.

Ожирение, булимия, анорексия часто не имеют никакого объяснения в жизни человека, но в прошлых жизнях мы встречаем разруху во многих странах, бедность, которую страшно описать, нищету целых народов, которая «застревает» в памяти души. Встречая в моей практике все больше и больше таких людей, я понял, как важно регрессировать моих пациентов в прошлые жизни.

Регрессия в прошлые жизни обычно не зависит от глубины гипноза, в которую входит пациент, более того иногда, для того чтоб войти в регрессию, необходимы сессии, при которых пациент упражняется в своей детской памяти, наяву вспоминая игры в детстве, упражняется в способности своего воображения, иногда даже создавая в своих фантазиях прошлые жизни, однако тот момент в этих фантазиях, который совпадает со страшной травмой, которую он пережил в прошлой жизни, реальность настолько поражает его воображение, что с этого момента он хорошо разбирается, где – правда, а где – фантазия.

Душа в отличие от того, что мы называем «сила воли», свободна. Ее невозможно заставить. Она является транспортом того что санскрит называет samskaras – это глубокие рубцы, которые душа несет с собой из жизни в жизнь. Никто из нас не может избегнуть психологических рубцов от эмоциональных и физических потерь, насилия, убийства, безответной любви.

Для иллюстрации того, о чем я говорил сейчас, я хотел бы поделиться с вами некоторыми примерами из моей практики.

 

Я лечил Стивена от семейных проблем, он уехал из Торонто с семьей, женой и двумя детьми в Гонконг, будучи адвокатом, он открыл там офис, в котором консультировал будущих эмигрантов. Это был период времени, когда Англия должна была передать управление Гонконгом красному Китаю и люди в панике бежали оттуда, большая часть их направлялась в Канаду. Стивен, успешный адвокат, уехал из Торонто, поскольку, чем большее разрасталась его компания, тем больше государство облагало его налогами. В Китае его бизнес быстро набрал обороты, и он помогал людям эмигрировать в Онтарио и Британскую Колумбию. Прилетая в Торонто, он останавливался для сессии в моем офисе. Однажды он мне сказал, что у него очень болит плечо, и я послал его к ортопедическому хирургу для консультации. Результат этой консультации не был утешительным, у него было тяжелое повреждение плеча с ограничением движений. Ортопедический хирург сказал, что ничего, кроме физиотерапии, сделать невозможно. В следующий раз на консультации Стивен сказал мне, что не понимает, как повредил плечо, никаких травм у него не было. «Никаких травм в этой жизни?» – спросил я. «А какие бывают еще?» – усмехнулся Стивен. «Бывают и прошлые», – удивил я его.

В течение двух или трех сессий мы пытались помочь Стивену перешагнуть в прошлую жизнь, однако это было нелегко. Будучи очень энергичным бизнесменом, он был далеко не мечтательным типом. Однажды после долгого полет из Гонконга и небольшого расслабления в моем офисе он сказал мне, что видит себя в Париже 17-го века. Описывая детали одного из старых районов Парижа, в его воображении он зашел в бар, где сидела группа военных, к удивлению, он также заметил, что у него сбоку свисает шпага. Возникла потасовка, и кто-то воткнул ему шпагу в плечо. Я понял по его поведению, что это было очень больно. Стивен ушел из офиса, не попрощавшись, почему-то с очень злым выражением лица. Через две недели он позвонил из Ванкувера. «Алекс, прошу извинить, – сказал он, – что я ушел настолько обиженным, но тот, кто меня ранил саблей в плечо, был очень похож на тебя и я его ассоциировал с тобой. Сейчас я играл со своим приятелем в теннис, у меня совсем прошло плечо».

По дороге обратно в Гонконг Стивен остановился у меня в офисе и принес конверт с деньгами такой толщины, что мне стало неудобно. «Ничего-ничего, – сказал Стивен, – я страдал болью в плече всю жизнь. Мне кажется, такое волшебное выздоровление трудно оплатить деньгами».

Многие пациенты поражают меня, путешествуя не только в прошлые жизни, но и в удивительное пространство между жизнями.

Марии в тот момент, когда она ко мне обратилась, было 56 лет. В течение шести лет она страдала от беспощадных болей в руках и ногах. Врач, который направил ее ко мне, написал в направлении, что морфин или любые другие обезболивающие не помогают.

После первой сессии она мне сказала, что не может расслабиться и представить себе обычные образы, которыми я начинал регрессию. Она призналась, однако, что чувствует себя в некоторой степени лучше после сессии. Прошло несколько недель, и она расслаблялась больше и больше, но не могла регрессировать. Однажды после очередной «неудачной» сессии она мне сказала: «Я там была».

«Где?» – спросил я.

«Я не знаю, но я вся пропитана лиловым светом, и боль резко уменьшилась».

После следующей сессии к лиловому свету прибавился оранжевый. И вдруг после полугода работы боль исчезла и никогда больше не появлялась.

«Где же вы были?» – спрашивал я.

«Я не знаю, – отвечала она, – но этот свет! Какой великолепный целительный свет!»

Анна страдала головными болями. После двух подготовительных визитов она регрессировала, рассказывая мне о своих странствиях в Атлантиду, Древнюю Грецию, Рим. Головная боль не исчезла, но стала намного меньше ее беспокоить. Однажды, когда визит подходил к концу и она получила команду выйти из гипноза, я направился к ассистенту взять историю болезни Анны для того, чтобы записать курс сессии. Когда я вернулся в комнату, пациентка не вышла из гипноза. Она мне сказала:

«Доктор, я в каком-то странном месте. Я мужчина. Я разговариваю с пожилым человеком. Он одет в красивый халат, на голове – тюрбан с большим зелёным эмеральдом. На ногах красивые туфли с загнутыми вперед носками.

Он хочет что-то вам сказать».

«Спросите, как его зовут», – попросил я.

«Омар Хайям», – ответила Анна.

«Что же он хочет мне сказать?»

Некоторое время Анна молчала.

«Он хочет вам сказать, что, хотя в его рубиатах он пишет о вине, он никогда не пьет вино. Вино в его стихах – это символ любви и красоты».

«Передайте ему, что его стихи до сегодняшнего дня восхищают людей, а я лично их очень люблю. Я понял то, что он мне сейчас сказал, и благодарен ему за это».

Интересно, что ее головные боли, которыми она страдала всю жизнь, прекратились.

Светлана, сорокалетняя женщина, обратилась ко мне со странной жалобой, в их в семье было три машины, две легковые и один большой трак, который был похож на грузовик. Однажды, когда муж уехал на легковой машине, а Светлана хотела поехать по делам и взяла трак, она ощутила себя полностью парализованной от страха. С тех пор вся семья знала, что Светлана не может сесть в трак и даже боится сесть в него. Во время регрессии она увидела себя мужчиной, солдатом во Вьетнаме, который ехал на грузовике. На одной остановке он отошел от грузовика, и на его глазах снаряд угодил прямо в грузовик и все его друзья погибли. Рассказывая это мне, Светлана дрожала от ужаса. Через некоторое время она позвонила мне и сказала, что свободно водит трак.

Само осознание того, что нечто, о чем человек помнит, произошло в другой жизни, приводит его в такое состояние, как будто это что-то, что происходило во сне. Даже самые ужасные кошмары, когда мы понимаем, что это было только сном, вызывают у нас улыбку или легкий вздох. Но когда это меняет жизнь – это бесценно.

В отличие от психотерапии и гипнотерапии, регрессия в прошлые жизни не покрывается медицинской страховкой.

Доктор Алекс Ривлин

Более подробная информация на сайте www.dralexrivlin.com.

Звоните 647-773-1559