Нереальная реальность

Маленькие мальчик или девочка видят солнышко, воду, песок и, играя, постепенно формируют свое представление о реальности.

Юноша заинтригован формами девушки, пишет стихи и любовные письма, рисует. Они учатся, озабочены оценками в школе и институте.

Первые годы карьеры, друзья и враги, книги и фильмы, успехи и поражения.

Женитьба, дети, долгие годы любви или разводы и одиночество – у каждого своя судьба, разные судьбы.

В течение жизни все таинственно, а после?..

Что происходит после? Кто знает, что происходит после прекращений этих циклов роста? А самое главное – зачем?

Ты слишком много думаешь! Это основной упрек. А что лучше? Не думать?

Может быть, мозг не запрограммирован думать после конечной информации, которая говорит – конец тебе, дождевой червь.

«Я! Президент Красного Китая! Дождевой червь?!!!!! Как ты смеешь назвать меня дождевым червем?!!»

«Нет. Извини. Ты – инфузория туфелька».

«Я тебя уничтожу!»

«Кого – меня?»

«Да – тебя».

«Попробуй меня сначала поймать, я нейтрино».

Все это кажется шуткой или фарсом, но факт заключается в том, что мы не знаем, кто мы. Нам об этом не сообщили, когда мы родились. Рождаясь, ребенок получает удостоверение, так как люди считают, что в определенности разрешение задач, однако жизнь не определенная. Вы идете спать и только смутно можете себе представить, что будет завтра. Вы построили себе мир определенности… условно. Мы знаем только определенное для нас количество информации и знаний. За пределами этой информации, за пределами этих знаний мы не знаем ничего, но нас это не мучает, мы придумываем себе все новые и новые гипотезы, и во время обдумывания одной из них «тушится свет» и… нас нет. Мы были, а теперь нас нет, и этого момента перехода из ощущения реальности в никуда мы боимся всю жизнь, независимо от того, длится она 100 или 1000 лет. Мы делаем вид, что это нас не волнует, поэтому мне всегда нравились похороны африканцев, которые танцуют после смерти веселый импровизированный джазовый танец. Для них жизнь – это путешествие от рождения к веселому танцу. В этом пути от рождения к смерти нет никакой рациональности. Почему не завершить его веселым джазовым танцем?

У большинства народов процесс конца жизни очень грустен. На протяжении истории человечества люди отправлялись в жизнь после смерти с несчастными рабами, которых для этих целей убивали или еще хуже хоронили заживо. Но самое страшное, что люди жили и живут, с ужасом ожидая момента своего ухода из этого мира. Как всегда, негативные вещи рождают много позитивного. Сказки, легенды, романы возвращаются в течение жизни рода человеческого к этой странной легенде жизни и смерти без того, чтобы каждое столетие добавляло хоть маленькую крупицу понимания того, что есть смерть. Если подойти к этой проблеме как к разрешению математического уравнения, то первым делом возникает вопрос, чувствует ли Вселенная саму себя. А если чувствует, то как? Ответ без всяких сомнений не простой, и безо всяких сомнений если бы живое существо ощущало эти превращения, то, например, такой маленький эпизод насекомого, как превращение гусениц в бабочку, объяснил бы нам многое, если бы мы знали, что чувствует бабочка. Но мы не можем спросить бабочку, что она чувствует, мы можем только догадываться. Никто не возвращался из царства смерти, дабы рассказать, что чувствует существо, пересекая эту границу. И единственное, что можно перенять от миллиардов бактерий, бабочек, животных и людей, это умение положиться на уже существующий инстинкт и следовать ему. Например, когда хочется спать. Уснуть и почувствовать удовольствие отдыха и сна, понимая, что можно просыпаться в разных жизнях, на разных планетах, в разной форме, празднуя это так, как африканцы, которые танцуют после смерти, переходя из состояния в состояние. Птицы, бабочки, тигры, атомы азота, кислорода – вот все, что есть в жизни, и, танцуя под звук африканского джаза, двигаться по Вселенной.

Доктор Алекс Ривлин

Более подробная информация на сайте www.dralexrivlin.com.

Звоните 647-773-1559