Гипноз и предотвращение дегенерации мозга

Наш мозг вполне здоровый, если он функционирует, ленью его можно убить и отучить слушаться. К сожалению, ежедневная работа однообразна, и, если проанализировать наше поведение в течение дня, мы увидим, что наша жизнь – сплошная рутина. Без постоянного образования новых Функциональных нейронных образований нам все труднее и труднее запоминать новое.

Еще в 1949 году знаменитый канадский психолог Дональд Хебб вывел принцип: ”нейроны, которые вместе функционируют, создают единую функциональную единицу (“Neurons, which fire together wire together”). В его книге “Организация поведения” с невероятной степенью предвидения описано, как в результате образования новых нейронов возникает непоколебимая система памяти, выражающаяся в образовании нейронных комплексов. В конце ХХ и начале ХХI века доказательство теорий Хеба подтвердилось с помощью функционального МРТ (магнитно-резонансной томографии).

В наше время с увеличением срока жизни актуальной стала проблема дегенеративных заболеваний, таких, например, как болезнь Альцгеймера.

В результате работы Лоренса Катца и Мэнинга Рубина появилась дисциплина “Фитнес для ума” – серия упражнений для сохранения функций мозга. Однако чистить зубы правой и левой рукой или возвращаться домой разными путями, как они советуют, вряд ли достаточно сильные стимулы, для того, чтобы предотвратить болезнь Альцгеймера.

В 1989 году я опубликовал книгу «Энергия жизни». Клип на Youtube «Dr.Rivlin. The Power of Art» до сих пор стоит на канале (правда, по-английски) .

Только искусство танца, живописи, музыки, поэзии и драмы может предотвратить мозг от дегенерации. Как справедливо говорит Татьяна Черниговская, вы не учитесь играть на фортепиано, для того чтобы выучить “Жили у бабуси два весёлых гуся”, а затем, чтобы сохранять живым ваш мозг.

Вы учитесь танцевать танго не для того, чтобы занять первое место на конкурсе, а затем, чтобы не поддаться слабостям преклонного возраста.

Однако начать брать уроки музыки или живописи и впервые выучить танго в зрелом возрасте не так легко. Наши сессии гипноза дают вам опыт, очень похожий на работу музыканта, художника или танцора. Мозг под гипнозом часто не отличает реальность от воображения. Под гипнозом работает нейропластика Хебба. Посещая нашу клинику один или два раза в неделю, вы в состоянии сделать то, что не смогли бы сделать в реальности в течение долгого времени, может быть, всей жизни.

Виртуальная гипнотерапия заменит вашим нейронам упражнения профессионалов и защитит их от дегенерации.

Моя эмиграция в Канаду пролегла через Париж. Мы должны были находиться в Париже до тех пор, пока Канада выдаст нам визу “лэндед иммигранта”. Та организация, которая давала нам деньги на пребывание в Париже, как вы понимаете, мягко говоря, нас “не баловала”. Франки в 1974 году были нормальной валютой, жить было можно, но очень бедно. Я немедленно бросился искать работу.

Профессор неврологии из госпиталя Сальпетри порекомендовал мне заняться реабилитацией очень известного русскоговорящего журналиста Натана Сильберберга. У него был инсульт, правая рука и левая нога были парализованы.

Когда я пришел к нему, меня провели в одну из комнат огромного дома, где лежал в окружении сиделок пожилой человек и кричал:

– Я не хочу жить, я не хочу жить!

Я подошёл к его кровати и твердо произнес:

– Вы должны жить!

Он удивился и спросил:

– Для чего?

– Потому что я должен жить и эмигрировать в Канаду. У меня семья, мне нужны деньги, и я могу вас вылечить.

– Вы так уверены в том, что вы сможете меня вылечить. Как? – спросил Натан. – Профессор Годлевски сказал, что это невозможно.

– Гипнозом, – ответил я. – Видите ли, гипноз сам по себе не лечит. Только если у вас есть сильная мотивация выздороветь, он поможет вам сосредоточиться, исказить время и добиться выздоровления.

Я стоял у его кровати, ожидая ответа. Натан улыбнулся:

– Начинайте немедленно, я вам буду платить двадцать франков в час, и Вы будете работать десять часов в день.

Это было много, очень много в 1974 году. Наша эмиграционная организация выплачивала семье 300 франков в месяц.

На следующее утро я начал работать. Через месяц мой пациент двигал указательным пальцем, через три месяца – ладонью, через полгода он стал ходить. Я его учил играть на фортепиано и рисовать. Через год, когда мы поехали к неврологу, он зашел к нему, опираясь на палочку, и пожал доктору руку.

Вскоре мы уехали в Канаду, и когда через семь лет я вернулся в Париж, меня ожидал сюрприз. Натан Сильберберг выпустил книгу: «Записки журналиста день за днем». Он подарил мне копию, на которой его рукой, которая в прошлом была парализована, он написал: “Моему другу, которому я обязан жизнью, Доктору Алексу Ривлину, с любовью я дарю эту книгу”.

Более подробная информация на сайте www.dralexrivlin.com.

Звоните 647-773-1559